Вадим Финкельштейн: Федор всю жизнь пытался помогать Александру

Вадим Финкельштейн: Федор всю жизнь пытался помогать Александру

Вадим Финкельштейн также дал свои комментарии из-за недавнего интервью Александра Емельяненко и ответного открытого письма Федора Емельяненко.

– У нас турнир в Петербурге завтра – и я этим занят, так что даже не в курсе был, что происходит. Мне уже звонят, спрашивают, а я ответить никому не могу, потому что текст еще не читал.

– Текст очень жесткий. В частности, Федор называет брата «подхалимом» и «Иудой».

– Это действительно Федор так ответил? Точно?

– Точно.

– Судя по тому, что вы рассказываете, это на него не очень похоже. Он просто привык все держать в себе. Но, видно, Саша поддостал его немножко. Если это действительно текст Федора, то я уверен: все было так, как говорит Федор. Я знаю одного и второго – и могу сказать: Федор не будет ничего придумывать, а скажет как есть.

– В 2003 году вы начали сотрудничать с братьями Емельяненко. С Александром тогда были какие-то проблемы?

– Я особо не влезал в эти вопросы, но он уже тогда был после отсидки. Федя за него всегда просил, чтобы его на турнир поставили, всегда заставлял тренироваться, воспитывал как старший брат, переживал за него. Если какие-то проблемы были у Саши в Старом Осколе – Федя всегда срывался с места, ехал, выручал. Я не в курсе деталей, но знаю, что Саша всегда там что-то творил, а Федя всегда это пытался как-то разрулить.

– Ключевой момент интервью Александра: он говорит, что в 2004 году ему пришлось выйти драться с Мирко Крокопом, потому что надо было выручить брата. В итоге Александр упал в нокаут – и Федор ему будто бы даже не сказал спасибо за то, что помог. Кто предложил бой Александра Емельяненко с Мирко Крокопом?

– Это была инициатива самого Александра. В Pride вообще такого не было, чтобы кого-то с кем-то заставляли драться. Что там Федора титула могли бы лишить, если бы Саша не подрался с Крокопом – это полная чушь. Было как. Феде много раз предлагали бой с Крокопом. Федя считал, что пока не готов к нему, – и ездил в Голландию ставить ударную технику. Саша тогда сам вызвался. Сказал: «А вот я готов!» Он всегда немножко самоуверенный был. Ну и что – раз он говорит, что хочет драться, ему и сделали этот бой. Вообще Саша всегда со всеми готов драться, ему все равно кто соперник. А тогда тем более был еще и молодой, горячий.

– Александр говорит, что вы для него «нерукопожатный».

– Я не знаю даже, что сказать. Мне это вообще непонятно. Я ему лично, кроме хорошего, ничего в жизни не делал. Сколько раз он одалживал у меня деньги или брал их просто так – наверное, он это уже забыл. Вообще Саша любит считать, что ему все должны: и Федор, и я. Сколько раз я его в Голландию возил – он жил у меня дома. Его люди тренировали, он ни за что не платил. Все расходы оплачивали я и мой компаньон. Я просто был его менеджером и хотел, чтобы Саша достиг результата. Интересно, почему он руки мне не подаст. Я просто знаю, что этому человеку я в жизни только хорошее делал. Что я такого ему сделал, что он так говорит?

– Из письма Федора Александру: «Ты мог прийти в ресторан Летучий Голландец с компанией и уйти, даже не заплатив».

– Было такое. Саша говорил: «На Вадика запишите».

– Популярность в России к братьям Емельяненко пришла после того, как в середине 2000-х вы начали за свой счет показывать турниры с их участием в субботнем ночном эфире НТВ. Напомните, в какую сумму вам это обходилось?

– В месяц я тратил на это около 20 тысяч долларов. И так на протяжении двух лет. То есть я брал на себя оплату всего производства программы – и отдавал на канал уже готовый продукт. Так люди увидели бои Емельяненко, Харитонова, Вовчанчина и других. Это, естественно, сказалось на их популярности. Я видел какие-то заявления Александра, что он будто бы имел отношение к показу этих боев на ТВ. Это не так. Я просто делал это за свой счет, потому что мне было обидно, что наших бойцов знают во всем мире, а в нашей стране – нет. И я этим занимался. Договаривался о правах, платил всем, возился с этими сраными кассетами, я извиняюсь.

– Летом 2008 года Александр должен был выступить против Пола Буэнтэлло в Калифорнии на турнире Affliction, но атлетическая комиссия запретила Александру выходить на ринг. С тех пор Емельяненко ни разу не выступал за пределами СНГ. Что тогда случилось?

– Я здесь в подробности вдаваться не буду. Саша сам отлично знает причину. От себя просто скажу: я сделал Саше золотой контракт в Affliction. По этому контракту он зарабатывал бы в три раза больше, чем в Pride.

– Если бы у него была фамилия не Емельяненко, это сильно сказалось бы на его гонорарах?

– Сто процентов. Он всю жизнь пользовался именем брата. Наверное, это его и коробило. Федор боец высочайшего уровня – и естественно, что внимание было и к его брату. Александр, поверьте, получал гонорар достаточный всегда. Он был всем доволен.

– Как разрушились ваши отношения с Александром?

– Он познакомился с Ольгой на моем корабле. Женился – и решил, что у него жена будет менеджером, а я ему не нужен. И начал уже сам выступать – в Азербайджане, еще где-то. Потом мы еще поработали вместе: я делал ему бои в М-1. Но после всех этих его выкрутасов и конкретно истории в Барнауле я решил, что все – уже больше не могу с ним работать.

– Последний бой Александра в М-1 – против Джеффа Монсона в ноябре 2012 года. Александр сразу после поражения попросил реванш. Что вы сделали для того, чтобы этот реванш организовать?

– Я бы ему с удовольствием любой реванш сделал, если бы человек этого хотел. А тут – ну, какой реванш? Он к этому бою не готовился. Он был в загуле, потому и проиграл. За пару недель до боя мы с Федором с большим трудом перевезли Сашу из Москвы в Петербург, поселили его при спортклубе – под присмотром тренера Эдуарда Широбокова. На следующий день после поражения Саша приехал ко мне домой. Там же был Федор. Саша нам сказал: «Ребята, я клянусь: я завязал, я больше не буду пить, я встал на правильный путь». Федор свидетель этим словам. Проходит немного времени – и у Саши случается Барнаул. После чего я сам сказал, что больше не буду с ним работать. Я немножко сейчас откровенно говорю, но мне просто за Федора обидно. Саша так себя вел, так несерьезно подходил к боям, что никто в этом не виноват, кроме него самого.

– В следующем бою после поражения от Монсона Александр побил Боба Саппа на турнире «Легенда» в Москве. И говорит, что вы побежали на ринг его поздравлять. Кажется, он видит в этом поступке двуличие.

– Честно, я особо не помню этот эпизод. В любом случае я всегда уважительно относился к бойцам. И если я поздравил человека, который выиграл бой, – это элементарная вежливость. Я никогда не стремился кого-то обидеть или унизить.

– Вы видели, в какую форму привел себя Александр в последние полгода?

– Я был удивлен. Буду рад, если он действительно исправился, – и желаю ему только хорошего. Единственное: зная его с 2003 года, боюсь, что это может быть ненадолго. Дай Бог, чтобы у него все было нормально. Но в этой истории я на стороне Федора на 100 процентов. Федор реально всю жизнь пытался ему помочь. Всю жизнь тащил его за уши. Если какие-то проблемы у Саши возникали, Федор пытался их решить. Он всегда вел себя как старший брат.

Источник:
matchtv.ru

comments powered by HyperComments

Присоединяйтесь к нашей группе в Facebook
Загрузка...
Мы в социальных сетях