Андре Виллаш-Боаш: «Если ты не нравишься русскому, он сразу даст тебе это понять»

Экс-главный тренер «Зенита» Андре Виллаш-Боаш во второй части эксклюзивного интервью рассказал о феномене Шатова, конфликте с Кержаковым, перспективах российских игроков в Европе и возможном переходе в «КАМАЗ».
— Луческу как-то сказал, что «Зенит-2» не нужен клубу.
— У меня другое мнение. Я всегда очень поддерживаю вторые команды. И хотел, чтобы «Зенит-2» играл на натуральном газоне, а не на синтетике «Петровского». Потому что молодым футболистам надо развиваться именно на естественном покрытии.
— Тем не менее, молодым игрокам в «Зените» вы доверяли не особо, хотя они тренировались с основной.

— Так у нас были проблемы с лимитом. Некоторые молодые игроки свой шанс получили — Шейдаев, Богаев, Бавин. Я давал шансы только тогда, когда чувствовал, что игрок готов. Некоторые тренеры любят рисковать, когда ставят в состав молодёжь, но я не из их числа. Я ставлю молодого игрока в состав, если он готов быть в составе. Чтобы не получилось так, что сегодня я его выпустил, а завтра он мне оказался не нужен.
— Лучший российский игрок, с которым вы работали?
— Шатов. Прошлый сезон у него получился не самым лучшим. Тренер ему не доверял. Но он прекрасный игрок. Я бы взял его в любой клуб мира. Мне он очень нравится. Если бы я возглавил немецкий клуб — скорее всего, забрал бы Шатова к себе. У него есть потенциал, необходимые качества. Хотя он знает, что ему нужно работать над своей концентрацией. Перед игрой он часто слишком расслаблен. Также доволен работой с Кокориным. Блестящий игрок. Правда, мы действовали по схеме с одним нападающим, так что Саше пришлось больше играть на фланге. Но его форма была отличной.
— И вы, и Луческу ставили Кокорина на фланг, хотя сам он говорил, что любит играть в центре нападения.

— Повторюсь, Дзюба был в очень хорошей форме, много забивал, в этом главная причина перевода Кокорина на фланг. В другой ситуации я бы принял иное решение. Помню, я дал шанс Кокорину в матче с ЦСКА, выпустил его в основе центрфорвардом. Дзюба, узнав об этом, взбесился. Он был совсем не рад такому решению. Однако я чувствовал, что Кокорин заслужил шанс, это ведь и его позиция. Но что я мог поделать глобально, если Дзюба был хорош, забивал в том числе в Лиге чемпионов? Кокорину оставалось бороться за свое место, что он и делал. Дзюба, разумеется, получал свои шансы, а в Кубке настало время Кокорина. И он забил! На самом деле Кокорин хорош и на фланге атаки. Но, конечно, он не прирожденный фланговый игрок.
— Слышали историю про Кокорина и Мамаева в Монте-Карло?

— Как много звезд мирового футбола вы видели с бутылками шампанского, курящими сигары? Часто именно самые сумасшедшие игроки становятся лучшими. Вспомните Ромарио, Роналдиньо, Кантона… Футболисты часто ведут себя экстравагантно. Да, порой их ловят за чем-то неправильным. И игроки должны нести ответственность за свой имидж, быть примером для других людей. В любом случае, талант и потенциал у Кокорина есть. А уж раскрыть его — дело, в первую очередь, самого игрока, и тренера. Или тренер чувствует уверенность в футболисте, которую передает ему, или нет. Вот Шатов при мне играл с огромной уверенностью — один из лучших, с кем я когда-либо работал. А в прошлом сезоне Шатов вообще не существовал при Луческу. Олег проиграл конкуренцию Маку и Жулиану.
— Одил Ахмедов говорил, что в «Шанхай» вы пригласили его лично. Когда работали в «Зените», интересовались им?

— Однажды был короткий разговор с руководством об Ахмедове. Но никакой конкретки не было. Конечно, я следил за его выступлениями, но у нас в команде были Хави Гарсия и Витсель. Мы собирались купить Моутинью. Потом пришли Юсупов и Маурисио. А в «Шанхае», когда встал вопрос о позиции азиатского легионера, я сразу пригласил Ахмедова.
— Халк забил за «Зенит» много шикарных голов, но всё равно многие считают, что бразилец играл слишком эгоистично. И командная игра команды очень страдала от его вечных проходов и обводок.
— Все блестящие игроки должны быть эгоистами. Это естественно. Когда всё идет по плану, когда футболист забивает, вы забываете, что он был эгоистичным в том или ином моменте. А когда футболист теряет мяч, сразу говорите про эгоизм. Скажем, когда Месси подбирает мяч в центре поля, обводит семерых и забивает, вы ведь в начале атаки имеете право сказать Лионелю: «Эй, отдай мяч!». Но он не отдаёт, чтобы забить. Таким игрокам надо дать возможность самим принимать решения. Халк — футболист, который стабильно забивает больше двадцати мячей за сезон. Ему нужна свобода.
— Халк — лучший игрок в истории российского футбола?
— Как минимум в современной истории. Сейчас мне сложно говорить в целом. Например, в 2005 у ЦСКА была отличная команда, которая выиграла Кубок УЕФА. Так что сложно сказать.
— Может, не самый приятный вопрос, но какие у вас отношения с Александром Кержаковым?
— Я всегда был большим фанатом Кержа! На своей первой же тренировке в «Зените» я первым подошел именно к Кержакову и сказал: «Я хочу, чтобы ты побил рекорд по голам в чемпионатах России. И я помогу тебе это сделать».
И Керж вышел в основе в первых двух матчах. Во второй игре, с «Амкаром», я выпустил на замену Рондона, и он забил. Потому в третьей встрече я решил поставить в состав Рондона. Кержаков уважительно отнесся к происходящему. А во втором сезоне у меня просто были другие идеи по игре в атаке. Я хотел использовать Рондона и Халка на острие. Это было моей целью.
Когда я пришёл в клуб, у «Зенита» возникли проблемы с финансовым fair play, лимитом. Мы хотели приобрести топовых игроков, но у нас ничего не вышло. Тем не менее, мы всё равно здорово поработали на трансферном рынке, подписали Гарая и Хави Гарсию. У меня были определённые идеи по составу. Я знал, что Керж — важный игрок в истории «Зенита», чтобы оставлять его за бортом. Я это понимал, но он не был в моих планах. Это непростая ситуация.
Вот в прошлом сезоне Керж показывал свою значимость для «Зенита». Никаких разногласий с тренером, спокойно работал, тренировался, хорошо себя вел. Когда я возглавлял «Зенита», всё было не так. В год, когда мы стали чемпионами, у нас было четыре игрока с большими зенитовскими традициями — Малафеев, Кержаков, Аршавин и Тимощук. И ни один из них не был основным.
Иногда такое происходит. Но я ведь не нянька. Я футбольный тренер. Иногда я должен прнимать непопулярные решения. Порой я расплачиваюсь своей работой за свою строгость. Например, в «Челси» я говорил игрокам: «вы не играете потому и потому». Если им это не нравится, я ничего не могу поделать, но, повторюсь, я им не нянька. Я не буду говорить им, что они лучшие, если это не так. В «Челси» я объяснял Терри, Лэмпарду и Эшли Коулу — игрокам, с которыми у меня не сложились отношения, — каждое своё решение. Но они поворачивали эту ситуацию так, как хотелось им. В ситуации с Кержаковым было то же самое.
Керж говорил не самые приятные вещи. Сейчас уже точно не помню, что именно, я очень разозлился. Я попросил его извиниться и он принёс извинения перед всей командой.
Керж мне нравился ещё в те времена, когда он играл в «Севилье». У него отличная техника. Мне нравилось, как он работает на тренировках. Но я требую от своих нападающих играть в обороне, прессинговать соперника, а он не такого плана игрок. Так что мы друг друга никогда не чувствовали. Тем не менее я отношусь с большим уважением к его карьере.
Порой мне кажется, что клуб должен расставаться с игроками с историей. И чем раньше, тем лучше. Жить нужно будущим, а не прошлым. Например, я добился успехов с «Порту». И болельщики «Порту» хотят, чтобы я вернулся. Но если я вернусь и начну проигрывать, никакие былые заслуги меня не спасут: я просто потеряю свою работу.
Керж был для «Зенита» победителем. Но клуб не должен из года в год возиться с игроками, если они перестали приносить команде пользу. Ко всем ответственным решениям я готовлюсь тщательно. И сначала обсуждаю их с руководством клуба. А руководство уже решает, соглашаться или нет. К примеру, в «Зените» вполне могли понять, что Кержаков больше не входит в планы тренера, что ему нужно найти другую команду. Да, это тяжёлое решение, но так, возможно, было бы лучше для всех.
Тем не менее те же Кержаков, Тимощук и Аршавин были полезны «Зениту». Аршавина я поставил в основу против «Динамо» и он забил прекрасный мяч. У него было несколько шансов в Кубке. Он отличный нападающий и очень прямолинейный человек. Эта черта, к слову, мне очень нравится в русских людях — прямота. Русские не будут лгать у тебя за спиной, они всё скажут в лицо. Если ты им нравишься, они не будут притворяться, что любят тебя. Напротив, они сразу дадут понять, что ты им не нравишься.
— А что скажете по поводу Дзюбы? Не кажется ли вам, что его сложный характер и острый язык его порой подводят.
— У меня с ним проблем не было. О его характере знают все. Он очень весёлый человек. Когда я работал в «Зените», он был душой команды. Все его любили. Да и в целом атмосфера была хорошей — каждый из нас старался сделать максимум для улучшения результатов. Да, мы выиграли Кубок и Суперкубок, но той же «Бенфике» в Лиге чемпионов очень обидно проиграли. И как раз у Дзюбы был момент, чтобы спасти матч, но он попал в перекладину. А дальше была контратака и мы пропустили… Это было обидно. После выездного матча мы были уверены, что на «Петровском» сможем добиться нужного результата и дать нашим болельщикам в этой Лиге чемпионов немного больше.
Возвращаясь к Дзюбе, я очень доволен, как он провёл ту европейскую кампанию, как он забивал на групповом этапе.
— Могут ли российские футболисты заиграть в Европе?
— Рискнуть точно нужно. Возможно, для лучших российских игроков чемпионат Германии будет оптимальным вариантом. Англия всё-таки немного посложнее. Я бы с удовольствием посмотрел на Шатова, Кокорина, Дзюбу, Смольникова в европейских клубах. Да и Файзулин. Прекрасный игрок. Я видел его в основе и у меня были большие планы на него. Но к сожалению, он не смог продолжить играть из-за проблем с коленом.
Если говорить об игроках других российских команд, то неплохой шанс у Головина. Им же уже интересовался «Арсенал». Конечно, в Европе они и близко не заработают таких денег, как в России. Но иногда надо сделать шаг назад, чтобы двигаться дальше.
— В своих социальных сетях в последнее время вы начали публиковать флэшбеки вашей карьеры. О написании книги не задумывались?
— Да, у меня была такая идея. Но не уверен, смогу ли я её реализовать в ближайшем будушем. И не факт, что она будет о моей карьере. Может быть об организации игры или тактике, тренировках. Как вы знаете, моя карьера была недолгой. В общем, я именно так и хотел, потому что у меня в плах ещё много вещей: мотогонки, Дакар. Плюс я люблю путешествия. Всё ещё очень хочу потренировать команду из Японии или Бразилии. В своё время был близок к переходу в бразильский клуб. Может получится осуществить эти мечты. Может даже удастся поработать со сборной. А после этого начну карьеру гонщика!
— Цель — победа в Дакаре?
— Победа — это всё-таки сложно. А вот стать участником и добраться до финиша — вполне реально.
— Увидим ли мы Андре Виллаш-Боаша за рулём «КАМАЗа» на Дакаре?
— Это было бы интересно! Конечно, у меня нет опыта гонок на грузовиках, но идея заманчивая.
— Британские журналисты или российские журналисты?
— Российские.
— База «Шанхая» или база «Зенита»?
— База «Зенита».
— «Драгау» или «Петровский»?
— «Драгау».
— Русская водка или китайская водка?
— Русская водка.
— Русский борщ или китайская лапша?
— Лапша.
— «Спартак» или «Бенфика»?
— Ни те, ни другие.
— Наскар или 24 часа Лемана?
— Леман.
— Месси или Роналду?
— Криштиану.
— Допускаете, что можете вернуться в чемпионат России?
— Исключено. Я горжусь тем, что работал в «Зените». И пусть это так и останется.
Автор: Антон Матвеев, Владимир Колос

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Загрузка...