Pussy Riot vs чувство прекрасного

Сами того не желая, власти превратили просто потенциальных героинь заметки Lifenews в самую известную в мире музыкальную группу из России. Полагаю, разогрев у Faith No More не будет единственным. За подписью в поддержку Pussy Riot выстроится очередь из мировых селебритиз. Их, возможно, накормят блинами и возьмут себе в тур. Про них напишут ряд статей, возьмут не одно интервью, пригласят в телепередачи. Единственное, что не сделают — не продадут их альбом миллионными тиражами. Для того, чтобы представить, что такое музыка Pussy Riot, достаточно сходить на репетицию в гараж к соседским мальчишкам и просто понять, что у них получается лучше.

С музыкальной точки зрения кое-как записанные и кое-как исполненные панк-кричалки, естественно, есть отвратительное ничто. И, конечно же, Стинг с Габриэлом, оставляя подписи в поддержку, в последнюю очередь думали о выдающихся музыкальных способностях девушек.

И это отвратительное ничто в статусе самой известной за рубежом отечественной группы в стране, в которой место для культуры прочно занято политикой, наверное, закономерно. В стране, где на один запрос «Чайковский» в Google приходится сто запросов «Навальный». В стране, где протест был явно обделён культурной составляющей вроде «оранжевой альтернативы» в Польше. В стране, где культурное маркируется политическим, и как раз-таки второе определяет во нравах общества, что есть хорошо, а что есть плохо. Какой бы восхитительный альбом с музыкальной точки зрения не записала бы, допустим, группа «Любэ», она всё равно будет восприниматься в одном определённом ключе. Какой бы отвратительный альбом с музыкальной точки зрения не записала группа ДДТ, она всегда будет восприниматься в противоположном ключе, ибо культурное неизбежно проходит через фильтр политического, которое воспринимается как неизбежный контекст.

Так, не слишком политизированная постпанковая группа «Кино» благодаря, в сущности, одной строчке была водружена на знамя перестройки при всей интровертивности лирического героя Виктора Цоя. Так, волна протестов наполнила смыслом, в общем-то, музыкально безыдейный диск «Рабкор» группы «Ляпис Трубецкой». Впрочем, показателен и новый всплеск популярности этой группы, после того, как разухабистый дворовый поп сменился жилистым политизированным ска-панком.

В случае с Pussy Riot, мы имеем трагикомичную, гротескную ситуацию, где принцип замены культуры политикой доведён до апогея. Как верно сказала Патти Смит, они молоды, смелы и самоотверженны. В принципе, на этом можно и закончить. И, думается мне, стоит хотя бы ради эксперимента подписать группу на крупный музыкальный лейбл, предоставить шикарную студию, продюсера с мировым именем и дорогую аппаратуру. И тогда станет ясно, что политический капитал нисколько не равноценен капиталу творческому. Да здравствует чувство прекрасного.

Владимир Завьялов,
специально для «Полит-грамоты»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Загрузка...