Пуськи бятые или Finita la comedia

Честно говоря, мне до конца не верилось, что приговор Pussy Riot будет обвинительным. С самого начала дело, казалось бы, выглядело абсолютно пластиковым, высосанным из пальца и, в конце концов, созданным для того, чтобы забить информационное поле. И совершить для общественности отвлекающий манёвр. Будут ли через несколько, допустим, месяцев обсуждать законы об НКО и Интернете? Вопрос. Дело Pussy Riot теперь обсуждать будут точно. По крайней мере, в кулуарах либеральной прессы. Рядышком с материалами о Ходорковском, теперь уже точно товарищем по несчастью.

Кстати, о Ходорковском. Со времён судебного процесса над экс-руководителями ЮКОСа мы имеем, бесспорно, самое резонансное политическое дело, по которому суд наносит предельно жёсткий обвинительный приговор, и, что характерно, при весьма похожих мотивах. В начале нулевых Путин имел очень веский на тот момент противоолигархический месседж, который после смуты «лихих 90-х» артикулировал интересы населения как никогда остро. В этом отношении дело Ходорковского убило одним махом двух зайцев: во-первых, то была открытая манифестация этого месседжа, во-вторых, последняя горсть гвоздей в гроб либеральной оппозиции, которую она, возмущаясь жёсткостью приговора, по сути дела, самолично и забила.

В случае с Pussy Riot мы имеем дело с манифестацией уже другого месседжа Путина, который является ни чем иным, как адаптированной версией вечного уваровского «Православие, самодержавие, народность». Не совсем точно будет сказано, что Хамовнический суд вынес приговор по делу Pussy Riot. Точнее будет то, что протест, простите за пафос, вынес приговор самому себе. Окончательно потерявшая актуальность повестка дня «За честные выборы» трансформировалась в страсти по делу трёх панк-рокерш, которые, ещё раз повторяю, не стоили более чем заметки в жёлтой прессе. Чем дольше длилось пребывание участниц Pussy Riot под следствием, чем больше создавалась информационная волна, тем больше послушно отреагировавший на поданный сигнал властей протестный контингент втягивался в распри по делу девушек, по сути дела, попав в западню.

Характерно, что чем жарче звучали претензии с одной стороны, тем перчёнее вторили претензии с другой: как бы то ни было, но дело Pussy Riot разделило и до того разрозненное общество на два лагеря с яростным отношением каждого друг к другу. Характерно, что условные «сторонники» Pussy Riot сторонниками по факту и не являлись — это был протест против судебной системы вообще. Показательно возмущение противников, во-первых, потому, что здесь их не нужно закавычивать, во-вторых, в отличие от государства, православие для условного большинства в стране действительно представляет огромную ценность, оттого и уваровский постулат в нынешней ипостаси интересы этой части общества вполне себе артикулирует. Правда, с точки зрения православия, агрессивные выпады в стиле «Распни!» здесь его и обесценивают, доводя его до уровня чистого дизайна и просто способа самоидентификации.

Я уже писал, что протесту не хватало культурного наполнения, которое сделало бы его более содержательным. И, наверное, закономерно, что им стали, в конечном итоге, три девушки в разноцветных балаклавах, совершивших даже не с религиозной, а даже просто с морально-этической точки зрения не самый изящный перформанс и показавших, как не нужно играть панк-рок и пытаться олицетворять собой современное искусство. А что в итоге? В итоге из этих осколков получается пазл с очень печальной картинкой для всего нашего протестного контингента. Завтра Первый Канал расскажет о том, что люди, вышедшие на Болотную — во-первых, богохульники, во-вторых, люди с вырезанным напрочь чувством прекрасного. НТВ снова снимет какой-нибудь фильм, вологодский рабочий вечером на кухне будет потирать руки с удовлетворённо-злорадной гримасой. А учительница из Кемерово между теми, кто за трёх хулиганок и теми, кто за Путина, выберет вторых. Знаете, что самое печальное? Что учительница не так давно ещё сомневалась.

Владимир Завьялов,
специально для «Полит-грамоты»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Загрузка...